По мнению экспертов, создание специальных бондовых зон будет выгодно и продавцам, и покупателям, и государству.

 

Логистические расходы являются прямым фактором влияния на конечную стоимость товаров. Их изменение всегда моментально отражается на цене поставляемых грузов, как правило — в большую сторону. Сейчас эта тема особенно остро стоит в сфере контейнерных перевозок. Однако Россия может решить эту проблему, воспользовавшись зарубежным опытом — в частности, китайским.

Рыночная конъюнктура

Стоимость перевозки одного контейнера с конца 2020 года выросла в 6 раз — с $1500 до $9000, сообщает РБК. И уже к февралю текущего года продавцы одежды и обуви стали получать товары из-за границы по цене на 5-7% выше прошлогодней. Еще хуже ситуация обстоит с крупногабаритными товарами: из-за особенностей контейнерной транспортировки стоимость их поставок выросла на 8-10%.

Основных причин для роста цен было несколько, в их числе — особенности логистических путей, общая динамика перевозок и усиленное регулирование. Так, к массовому простою контейнеров привела большая разница в объемах грузов, поставляемых из Китая на Запад и из Европы в Китай. После прибытия из Азии контейнеры простаивают по несколько месяцев из-за отсутствия загруженности. А рост стоимости транспортировки приводит к увеличению итоговой цены товара.

Экономические последствия

На повестке дня во всем мире уже несколько месяцев стоит вопрос темпов инфляции, которая, по словам экономистов, набирает обороты в связи с восстановлением международной и внутренней торговли.

Однако, как считает первый вице-президент объединения малого и среднего бизнеса «Опоры России» Павел Сигал, реальной причиной роста цен, в том числе в России, может являться не только инфляция.

«Стоимость товаров и сырья на российском рынке действительно выросла в связи с давлением курсовых разниц и общими экономическими показателями, в том числе — инфляцией. Однако, если смотреть на данный вопрос шире, не только она оказывает влияние на итоговые цены на полках магазинов. Многократное увеличение затрат на импорт товаров имеет не меньшее значение, и его нужно учитывать в первую очередь при оценке движения цен», — уверен эксперт.

Сейчас до 80% товаров, которые продаются в России, — иностранного производства. Президент Национальной ассоциации дистанционной торговли (НАДТ) Александр Иванов провел исследование и выяснил, откуда берут свои товары российские производители:
— 48% покупают у оптовиков импортные товары (в основном китайского производства), но в документации указывают, что это российская продукция;
— 22% самостоятельно закупают товары в Китае и привозят их на продажу в Россию, переоформляя документы как на «свое»;
— 11% размещают заказы на производство товаров за рубежом, под своей торговой маркой, иногда — по собственным лекалам/чертежам.
Получается, что «19% от всего, что продают на наших маркетплейсах, реально сделано в России», подводит итоги президент НАДТ.

Рабочая модель

Потенциальным решением проблемы контейнерных грузоперевозок, которые занимают большую часть от общего объема импорта в России, может стать практика бондовых складов, активно развивающаяся в том же Китае и странах Евросоюза. Бондовый склад является зоной хранения и распределения продукции, которая реализуется через интернет. Основное отличие бондового склада от складов временного хранения заключается в возможности расконсолидировать груз В2В в груз В2С. Товар находится на таком складе без таможенного оформления, пока фактически не продан, а доставка занимает 3-4 дня вместо нескольких недель (или месяцев, как это было с некоторыми категориями товаров в период пандемии).

Добавим, что удельная стоимость логистики одной единицы товара при оптовой поставке существенно ниже единичных отправлений из иностранных интернет-магазинов. Кроме того, как считает президент НАДТ Александр Иванов, «ввоз товаров самым обычным путем ничем не хуже кросс-бордера, а то и лучше». Во всяком случае, по популярности этот формат превзошел кросс-бордер.

«Модель вполне рабочая. В выигрыше останутся все стороны: потребители — от низких цен и быстрой доставки товаров, которые в России либо вовсе не представлены, либо продаются втридорога; государство получит стабильный объем бюджетных поступлений. Очевидно, что такая модель способствует обелению т. н. „серого“ импорта, который поступает в Россию не только через границу с Китаем, но и через страны ЕАЭС», — отмечает Павел Сигал.

Данную модель продаж товаров через международные маркетплейсы успешно реализуют в Латвии, Германии и Польше. А лидером в применении бондовых зон является Китай, который за последние 6 лет увеличил их количество с 7 до 105.

«Очевидные экономические преимущества модели бондовых складов позволят в горизонте 4-5 лет ввести НДС на товары трансграничной электронной торговли, которые поступают в Россию по этому каналу», — прогнозирует Павел Сигал.

Опыт Китая

Китай в целях развития экспорта еще с 2012 год начал развивать специальные бондовые зоны. Пока товар находится в такой зоне, он не растамаживается, а налоговые и таможенные сборы начисляются, когда товар фактически продан покупателю и отправлен доставкой по адресу. Таким образом продавцы избегают налоговых издержек за еще не реализованную продукцию.

Китайские бондовые зоны подразумевают также особый режим валютного регулирования — возможность заключения и оплаты контрактов на поставку товаров исключительно в иностранной валюте.

С помощью бондовых зон в Китае регулируется импорт и оказывается поддержка малому и среднему бизнесу. Правительство КНР определило бондовые зоны в качестве единого окна для импорта товаров по каналам электронной торговли. Подобный подход позволяет минимизировать риски т. н. «серого» импорта, развивать внутреннее потребление и обеспечить собираемость налогов. C 2018 года в Китае действует государственная программа стимулирования импорта. В этих целях правительство КНР повысило порог беспошлинного ввоза с 2 до 5 тыс. юаней (более 55 тыс. рублей) за одно отправление. Вместе с тем, для баланса государственных интересов с товаров, выходящих с бондовых складов, взимается льготная ставка НДС — 70% от базовой.

Развитие бондовых зон в Китае позволило сохранить поток входящих отправлений, повысить собираемость налогов, а также заинтересовать бизнес использовать модель бондовых складов (В2В2С) за счет предоставления налоговых льгот.

Бондовые зоны и экономический рост

Эксперты Высшей школы экономики выявили прямую зависимость государственного бюджета от трансграничной торговли. Происходит это не только за счет прямых налогов и пошлин, но и благодаря развитию отраслей российской экономики, смежных с трансграничной электронной торговлей. В ВШЭ подсчитали, что при уменьшении объемов трансграничной электронной торговли на 10% доходы бюджета снижаются на 1%.

По данным исследования ВШЭ, в 2019 году объем трансграничной торговли в России составил $6,5 млрд, а в Китае — почти $90 млрд благодаря развитию бондовых зон. В то же время в 2020 году объем трансграничной торговли упал на 32% в физическом и стагнировал в рублевом выражении, составив около 320 млрд руб. Потери только почтовых операторов эксперты ВШЭ оценивают от 5 до 40 млрд руб.

Никита Моисеев, доктор экономических наук, доцент РЭУ им. Плеханова, изучавший влияние бондовых складов на экономику страны, полагает, что только в первые годы работы новой модели бюджет России может пополниться на 17 млрд руб. «Введение модели B2B2C будет способствовать притоку инвестиций в развитие логистической и складской инфраструктуры на территории России, созданию новых рабочих мест, увеличению бюджетных поступлений от таможенных пошлин и существенному снижению сроков поставки товаров как российскими экспортерами за рубеж, так и зарубежными производителями российскому потребителю», — считает эксперт.

Также данная модель будет оказывать положительное влияние на прозрачность импорта, что скажется на величине бюджетных поступлений от таможенных пошлин и сборов.

«Очевидно, что сперва необходимо „заманить“ иностранных продавцов на бондовые склады достаточно либеральными правилами — сохранить пороги беспошлинного ввоза, ввести невысокие таможенные и операционные сборы. После того как иностранные интернет-магазины прочувствуют преимущества, можно потихоньку, через 3-4 года, повышать ставки, а может и ввести НДС», — отмечает Никита Моисеев.

Опыт Китая показывает, что при данной модели организации внешней торговли отсутствует конфликт интересов. B2B2C схема не является способом стимулирования импорта, а служит лишь дополнительным механизмом его регулирования, выравнивания торгового баланса и развития экспорта.

Эксперты уверены, что создание бондовых зон не несет в себе рисков для государства и отечественных производителей. При этом позитивный экономический и социальный эффект не заставит себя долго ждать.

Источник: https://www.rosbalt.ru/business/2021/05/25/1903317.html