Сегодня на отраслевых конференциях только и разговоров о том, как производителю «встать» на тот или иной маркетплейс. В регионах проводятся бесконечные семинары об этом, а их руководители обещают продавцам золотые горы и субсидии. Но ничто так не подстегнуло тренд, как коронакризис, который лишь высвободил давно копившуюся энергию.

В этом есть определенный резон: все-таки как ни крути, а главный мотиватор для производителя — это возможность сбыта. Именно эту возможность и открывают маркетплейсы: если в традиционном ритейле количество выставленного на продажу товара ограничивается физическими возможностями полки, то виртуальная полка бесконечна. И она привлекает покупателей широтой выбора, а значит, сама по себе генерирует трафик — активное посещение маркетплейса покупателями, то есть сама по себе продает.

Маркетплейсы, выстраивая производителей и продавцов однородных товаров в ряд, создают для них конкурентную среду, которая сама собой решает две важнейшие задачи регулирования: во-первых, если ты будешь продавать дорого, ты ничего не продашь, во-вторых, если ты будешь производить плохо, у тебя ничего не купят. Иными словами, если вы захотите понять, как выглядит та самая «невидимая рука рынка», маркетплейс — самый показательный пример. Другое его преимущество заключается в снижении количества посредников, число которых в традиционных цепочках поставок раздувается за счет оптовиков разного калибра.

Но как бы оптимистично ни отчитывались маркетплейсы, все-таки в России нет традиций производства. Нет культивированной конкуренции, квалифицированной рабочей силы, материалов и комплектующих. Эти проблемы решит устойчивый сбыт, который создаст рабочие места. Однако без поддержки и вовлечения государства добиться этого сложно.

Давайте рассмотрим пример Китая, самого успешного мирового поставщика. На определенном этапе там была принята стратегия развития интернет-торговли, включавшая три пункта. Во-первых, всех производителей подключили к онлайн-банкингу для быстрого получения денег, так сказать «кредит на кнопке». Маркетплейсы позволяли понять, что у поставщика за оборот, что с товарными запасами и реализацией, это позволяло быстро выдавать обеспеченные кредиты и рассчитывать риски и ставки. Во-вторых, были оцифрованы все производимые товары и созданы их цифровые карточки. И в-третьих, были приняты законы, дающие маркетплейсам зеленый свет. Захотели маркетплейсы войны с контрафактом или субсидирование логистики — правительство тут же дало поручения. В стране есть совет по развитию интернет-торговли при правительстве, это примерно 1,5 тыс. человек, он имеет право законодательной инициативы, его сопредседатели — премьер и общественник.

Маркетплейсы решают проблемы высокого качества и низкой цены не просто лучше любого регулятора, а вместо него. Поэтому китайское правительство учитывало все их пожелания и максимально быстро подстраивало законы.

Было бы хорошо, если бы наше правительство оседлало эту волну и помогло производителю, разжав регуляторные тиски,— в том же Китае производство не мгновенно, но постепенно, учась, стало выдавать высококачественный продукт. В частности, стоит пересмотреть подходы к сертификации, сделав ее на подавляющее большинство товаров заявительной и добровольной, и помочь разумным субсидированием, например по части затрат на логистику, особенно учитывая размеры страны.

Александр Иванов, президент Национальной ассоциации дистанционной торговли (НАДТ)

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4539641